Цели и задачи РОСРО
Заседания Совета
Постоянные участники Совета
Рабочие группы РОСРО
СМИ о РОСРО
Мнение эксперта

Новости образования

Томские вузы на протяжении десятков лет не только конкурируют между собой за абитуриентов, но и активно сотрудничают. Именно для укрепления взаимодействия ректоры подписали соглашение о создании консорциума. О целях и задачах консорциума, а также о планах развития томской высшей школы рассказал ректор Национального исследовательского Томского государственного университета, профессор Георгий Майер.
20 декабря 2011
 

Итоги года в образовании

22 июня в ГУ-ВШЭ состоялся семинар «Итоги года в образовании», посвященный памяти Анатолия Пинского. На нем были названы события, которые стали, по мнению образовательных экспертов, главными в уходящем 2009–2010 учебном году 

Семинар был организован Институтом развития образования (ИРО) ГУ-ВШЭ, Комиссией по развитию образования Общественной палаты (ОП) РФ, Российским общественным советом по развитию образования (РОСРО).

Самым значительным событием 47% опрошенных назвали принятие стандартов второго поколения для начальной школы. На втором месте (41%) оказался прием во все вузы по результатам ЕГЭ, а на третьем (38%) — принятие закона о новом правовом статусе образовательных учреждений. Также эксперты назвали в числе заметных событий создание сети национальных исследовательских университетов, президентскую инициативу «Наша новая школа», начало эксперимента по курсу «Основы религиозной культуры и светской этики» и подготовку нового закона об образовании.

Давая оценку результатам анкетирования, ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов отметил, что только один эксперт из всех опрошенных упомянул закрытие Федерального агентства по образованию в рамках реструктуризации Министерства образования и науки РФ. По его мнению, это означает, что образовательное сообщество перестало полагаться на чиновников: «Учебные заведения и их руководители перестали ходить и выпрашивать, глядеть в рот чиновникам. Они больше ориентируются на законы и на рынок».

Во второй части опроса экспертам предлагалось ответить на вопрос: «Какие важные события в образовательной системе не состоялись, но должны были состояться?» Тут лидером оказался массовый переход в автономные учреждения (45%), вторым по популярности ответом стала реформа начального и среднего профессионального образования (41%). По 24% опрошенных сказали, что должна была произойти реформа аспирантуры и прорыв в решении проблемы нехватки мест в детских садах.
Клиент всегда прав?

Говоря о вызвавшем столько споров законе о новом правовом статусе образовательных учреждений, Ярослав Кузьминов вспомнил о первых попытках создать подобные схемы функционирования учебных заведений в начале 2000-х годов: «Тогда речь шла о внедрении цивилизованного рынка образования, где люди понимают, что им предлагают образовательные учреждения, а те, в свою очередь, с большим внимание относятся к спросу». Сейчас, по утверждению Кузьминова, помимо этого стоит учитывать, что почти половина бюджетных учреждений неэффективна, то есть является бременем для бюджета. В таких условиях не могут работать с полной отдачей и те немногие успешные бюджетные учреждения. «Если для школ, где оптимизация идет уже много лет (например, укрупняются сельские школы), проблема не так актуальна, то в профессиональном образовании эта задача даже не начинала решаться», — подчеркнул он.

«Новый правовой статус позволяет неэффективным бюджетным учреждениям закрыться не по решению чиновников, а по решению потребителя», — считает Кузьминов. По его мнению, лучшей формой организации в данном случае было бы автономное учреждение, но «государство не смогло создать нормативной базы для нормальной реализации этой системы и придумало бюджетные учреждения». Эта проблема стоит остро, потому что уже второй год бюджет дефицитен. Также не стоит забывать и о демографическом спаде, который продолжится до 2018–2019 годов. В условиях малого сокращения бюджетных мест пострадают не только неэффективные, но и лучшие образовательные учреждения.

Заместитель директора лицея «Вторая школа» Александр Ковальджи отметил, что к образованию нельзя относиться только как к сфере услуг, где клиент всегда прав: «В платных школах, где все построено только на деньгах, не редки ситуации, когда родители, недовольные оценками детей, приходят к учителям и прямым текстом говорят им, что платят за образование, и не хотят, чтобы их ребенок получал плохие оценки».

Ярослав Кузьминов возразил, что «образование — это сфера услуг, но сфера уникальная, где не только ученик "покупает" учебное заведение, но и оно, в свою очередь, "покупает" ученика». С обеих сторон есть еще и нематериальный вклад в дело. Если студент не будет заниматься, то сколько бы он ни платил, он не сможет хорошо выучиться. «Также никто не сомневается в том, что образование не выживет без бюджетной поддержки, — отметил он. — Поэтому членам образовательного сообщества следует меньше конфликтовать между собой, воюя с «ветряными мельницами», и более сплоченно выступать за увеличение расходов на образование в бюджете».

По мнению директора Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирины Абанкиной, закон о новом статусе бюджетных учреждений стал «лакмусовой бумажкой», с помощью которой удалось увидеть различные настроения в обществе. «Можно сказать, что кризис сказался неожиданным образом на сознании людей, — отметила она. — Выяснилось, что ни родители, ни бизнес не готовы вкладывать средства в образование, зато готовы отказаться от свободы выбора в этом плане».

Также Ирина Абанкина отметила, что переход от лозунга «деньги в обмен на обязательства» к лозунгу «деньги в обмен на эффективность» произошел не вовремя, потому что пока ему не на что опираться. Для обеспечения эффективности общество должно инвестировать в образование, к чему оно не готово. Социальные риски сейчас высоки, что вызвало столько противодействия этому закону. Ближайший шаг в развитии образования — скорректировать стратегии, чтобы понять, какая социальная опора у реформ, чего хотят семьи и бизнес.
Новый стандарт по старым правилам

Участники семинара разошлись в оценке значимости введения нового образовательного стандарта для начальной школы.

Директор Федерального института развития образования Александр Асмолов начал свое выступление с того, что сравнил стандарт второго поколения с предыдущим, сказав, то он является «рамкой возможностей», а не «жестким минимумом», как старый. По его мнению, это очень большое достижение. Но его можно свести на нет, если дети, начавшие обучение уже по новому стандарту, будут в конце старшей школы сдавать ЕГЭ по тем же контрольно-измерительным материалам, что и сейчас.

Заместитель директора научно-образовательного центра издательства «Просвещение» Ольга Логинова была более осторожна в своей оценке. Она отметила, что разработчики ставили себе единственной задачей претворение в жизнь деятельностного подхода к обучению, но насколько это окажется реально, неизвестно. «Велик риск, что на практике будет формальный подход, когда школы отрапортуют о переходе, но на практике ничего не изменится, — подчеркнула она. — Также совершенно очевидно, что большинство учителей еще не готовы работать по новому стандарту».

Директор Открытого института «Развивающее образование» Алексей Воронцов, наоборот, считает, что «стандарт второго поколения для начальной школы задает новый вектор развития образования как минимум на 10 лет вперед». Также он обратил внимание на противоречия, которые породил стандарт. Несмотря на попытки авторов сделать стандарт рамочным документом, ограничивая школы только тремя видами требований, базисные учебные планы фактически ничем не отличаются от тех, которые создавались на основе старого стандарта. Нет единства между учителями и авторскими коллективами учебников. Последние говорят, что уже давно пишут учебники, руководствуясь идеями нового стандарта, в том время как учителя в растерянности и не знают, как учить детей.

Вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов не согласился с Воронцовым. Учителя, по его мнению, интересуют только две вещи — «сколько часов будет выделено на его предмет и что будут проверять». «Если и то, и другое не изменится, то и в школах все останется на своих местах», — уверен он. Необходимо даже не повышение квалификации, а переподготовка учителей, иначе они не смогут работать в условиях нового стандарта.

Воронцов возразил на это, что для правильного совмещения урочной и внеурочной работы учителю жизненно необходим новый учебный план: «А о каком деятельностном подходе может идти речь, если в школах до сих пор пользуются планами 1970-х годов прошлого века, только слегка подретушированными?»

Включившийся в дискуссию ректор Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский обратил внимание участников на то, что стандарт второго поколения надо рассматривать в свете закона о новом правовом статусе образовательных учреждений, то есть оценивать возможности, которые он дает школам в увеличении финансирования.
Камень преткновения

Проект нового закона «Об образовании» стал еще одной важной темой обсуждения на семинаре.

По словам Виктора Болотова, на сегодня законопроект представляет собой 400-страничный документ, который осилит не каждый. «Связано это с тем, что в нем объединено множество разрозненных нормативных документов, посвященных образованию, а также с тем, что первоначально задумывалось создавать целый образовательный кодекс», — отметил он.

Сейчас законопроект обсуждается в рабочей группе в Комитете по образованию Госдумы, которая принимает предложения по его совершенствованию. По словам Болотова, одним из новшеств стал отказ от начального профессионального образования (НПО): «Это вызвано тем, что многие профтехучилища ликвидируются по финансовым соображениям. Если посмотреть на результаты ЕГЭ, то в профтехучилищах они еще хуже, чем даже в вечерних школах. В довершение всего по статистике только 15% выпускников профтехучилищ идут работать по специальности». В законопроекте хватает и недоработок — например, пока нечетко прописано участие работодателей в образовании.

По мнению Ярослава Кузьминова, одна из задач нового закона — сделать российское образование открытым для всего мира. «Сейчас ни о какой открытости говорить не приходится. Любому ученому, будь он хоть лауреат Нобелевской премии, для преподавания в нашем вузе нужно полностью перевести свою диссертацию на русский язык и повторно ее защитить».

Адамский отметил важность законодательной защиты образовательных учреждений и их работников. Болотов на это возразил, что следует понимать рамки закона «Об образовании» и помнить о существовании гражданского и уголовного кодексов. Также он обратил внимание всех присутствующих на то, что обсуждение законопроекта еще ведется, и есть возможность внести те изменения, которые они считают необходимыми. В связи с этим Ярослав Кузьминов поручил аппарату Комиссии ОП РФ по развитию образования и аппарату РОСРО организовать общественное обсуждение законопроекта.

Директор центра прикладных экономических исследований и разработок Института развития образования Татьяна Абанкина в связи с этим предложила сделать проект закона доступным для всех, а не только для образовательного сообщества: «Можно выпустить буклеты, где содержались бы его основные положения в доступной форме». Директор Центра образования «Царицыно» №548 Ефим Рачевский, появившийся под конец семинара, призвал вообще изменить формат общественных обсуждений — в противном случае они не принесут желаемых результатов, а законопроект так и будет содержать ошибки и неточности.

Анна Козлова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фото Никиты Бензорука

 
© РОСРО, 2017
Эл. почта: info@rosro.ru